?

Log in

Previous Entry | Next Entry

КИТАЙ

Эпиграф.
Настоящий китаец в жизни должен сделать три вещи:
джинсы, кеды и магнитофон.


Поиск пути русского человека, а возможно и российского гражданина, звенящей нерешительностью висит в голове каждого более-менее развитого сделанного в СССР человекообразного продукта. Решить, что же тебе по настоящему нужно, составляет для многих больше половины пути к этому таинственному ящику Пандоры, и этот нелегкий шаг так и остается непреодолённым.

Москва-Пекин, семь с лишним часов в экономическом классе превращают в искалеченного межзвёздными баталиями киборга и только виски из duty free, неторопливо смазывая всю систему изнутри, поддерживают жизнедеятельность затухающего организма.
Две недели China town и других открытий не могут не найти отражения в неловких строчках, а теперь еще и в нелепых фотокарточках …… поехали.

Разобрать Китай по полочкам так же трудно, как и разбить симфонию на отдельные инструментальные партии - мелодия в целом сохранится, но общее впечатление будет неполным. Поэтому сначала об отдельных аспектах, а потом в целом.

Строительство.
Возведение различного вида сооружений является одной из важнейшей целей любого уважающего себя муравья. И китайцы не отстают, на их земле появляются все новые, устремленные вверх, строения, каждый раз опровергая своим недолгими существованием неприменимые на данной территории европейские законы физики.Строительство жилплощадей происходит с тепами, значительно превышающими покупательскую способность и потребность как самих граждан, так, в прочем, гостей и постоянно проживающих иностранцев.

Желание и возможность что-либо строить породила ситуацию, в которой огромная численность людских ресурсов полностью завязана на индустрии девелопмента (строительства) и любое сокращение объемов строительства вызовет необратимый спад и кризис данной сферы и всей экономики Китая в целом. Такой порочный круг рождает не только пустые построенные кварталы и микрорайоны с развитой инфраструктурой, но и целые города-призраки в которых могут жить только ветер и репрессированные насекомые. Разумеется, что в густонаселённых района Пекина ничего не простаивает, но на расстоянии пятидесяти – ста километров от столицы такая зловещая пустота в новостройках является нормой.

Большинству китайцев привычней жить в низко этажных China towns, возведенных их картона, фольги и целлофана с незначительным добавлением других менее надежных строительных материалов. Существование в таких кварталах значительно дешевле и понятнее для значительного среза населения, от чего ни возможностей, ни тем более желания переселиться в бетонные застенки не появляется. Из почти тысячи китайцев, занятых на предприятии, которое я посещал, ни один не живет в новом районе, хотя абсолютно все имеют высокие по местным стандартам зарплаты.

Инфраструктура.

Всепоглощающее пламя строительства быстро перекинулось на инфраструктурные объекты, где эта мания особенно сильно разбушевалась перед олимпиадой 2008 года, проходившей как раз в Пекине. Безжалостно сровняв с землей старые логистические пути, китайцы отстроили перед этим спортивным мероприятием современную транспортную сеть включающую автомобильные дороги с нескончаемыми развязками и путепроводами, аэропорты, железнодорожные вокзалы и другие полу-космические способы передвижения в пространстве.

Аэропорт и железнодорожные станции Пекина решены в едином стиле и представляют огромные многоуровневые полусферы, напоминающие своей воздушностью мыльный пузырь, с полным отсутствием стен до потолка и несуразным количеством опор крыши, магическим образом парящей над головой. Не стоит даже упоминать о продуманности маршрутов, и о том, что вам не придётся тащиться несколько недобрых километров пешком, чтобы добраться до своего воздушного судна по извилистым кишкам терминалов.



Железнодорожный вокзал потрясает чистой и эргономичностью, на входе проверяют рентгеном, а в туалетах использованы водосберегающие сантехнические устройства. Из огромного пространства вокзала, через специально выходы на эскалаторе спускаешься непосредственно к своему поезду, полностью избегая толкотни и смешения потоков. Путь в сто сорок километров условно делится на две части: до местного райцентра - Тианжина – около ста километров и оставшиеся уже до конечной - Кангу. Остановок в пути нет, первый отрезок пути пролетается на скорости, успешно приближающейся к скорости звука, а затем уже на неспешных ста пятидесяти километрах в час. Тишина в салоне такова, что можно разговаривать шепотом или услышать шаги в соседнем вагоне, которых всего восемь. На огромный выдвижной столик можно поставить бутылку на горлышко, и она не упадет на протяжении всего пути – настолько плавно и без вибраций движется состав. Это не какая-то показательная ветка, а совершенно регулярная линия, сеть которых опутывают уже значительную часть Китая.



Автомобильные заторы в Пекине отсутствуют практически полностью, движение, неизбежно снижая свою скорость, продолжается даже когда количество машин достигло максимального значения.Легкомоторный транспорт представлен по большей части электрическими мопедами, иногда с педалями для ног, но находится в удивительно непотребном состоянии в сравнении с окружающим блеском фасадов современных небоскребов.
Встречаются кубообразные жестяные капсулы смерти, призванные китайским народом для провозки двоих пассажиров на заднем сидении под управлением бесстрашного капитана. Для таких безрассудных водителей мопедов и велосипедов практически везде имеется дублер, отделенный или бульваром или заборчиком от основной дороги. Если бы такого разделения не было бы предусмотрено, численность мопедоводов сокращалась бы значительно более высокими темпами, так как стиль вождения китайцев можно смело отнести к самым необузданным и бесшабашным.



Дорожное движение

Понятие «двойная сплошная» недавно введено в китайский народный фольклор и ещё не успело прижиться. Остается только радоваться, что умение различать оттенки на светофоре, а ведь часто используется изменяющий свой цвет прямоугольник, уже в большей части освоено жителями поднебесной, и через несколько секунд после озарения улицы красным светом поток прекращается.
Единственным способом предупреждения о собственном маневре остальных водителей является клаксон, многие им пользуются, когда им просто стало скучно в пути или они хотят выплеснуть накопившиеся в них эмоции. Звуковое сопровождение поездки напоминает азбуку Морзе, единственный посыл которой состоит в сообщении окружающему миру о своем приближении. Пешеходы своим отсутствием инстинкта самосохранения постоянно поддерживают общую атмосферу безумия и неорганизованности, царящей на большинстве дорог.

Перемещение по городу на такси с каждой поездкой позволяет изучить все новые неожиданные возможности маневрирования и перестроения, даже в стесненных городских условиях, такие как, например, поворот налево из трех рядов, два из которых оказываются встречной полосой, или выезд из дворов в направлении, обратном общему потоку. Несмотря на это, количество дорожных происшествий достаточно невелико - неторопливость азиатов нашла отражение в достаточно бережном использовании педали газа, ускоряются абсолютно все водители очень плавно, редко изменяя скорость во время движения. Старт с места металлических монстров в России повсеместно сопровождается оглушительным львиным рыком выхлопной системы, а в поднебесной вы не услышите ничего кроме шелеста листвы, исходящего из мягкого шуршания шин об асфальт. Неспешные ездоки благородно уступают даже самым отъявленным нарушителям дорожного движения, своим поведением разгружая и без того разряженный траффик.

Светофоров для пешеходов и велосипедистов практически не предусмотрено, и на каждом перекрестке есть шанс оказаться под колесами очередного китайского «джигита» вследствие чего, прогулка по городу превращается в компьютерную аркаду, где надо постоянно отпрыгивать от неожиданно выскакивающих отовсюду врагов.

Автомобильный парк страны представлен лучшими представителями немецкой тройки, японскими седанами, но большинство составляют «отечественные» тарантасы. Часто своими формами они причудливо напоминают значительно более дорогостоящих заграничных четырехколесных собратьев, а иногда являются самостоятельным низкокачественным продуктом. Таксисты, уверенно рассекающие на бело-желто-зеленых машинках низшего ценового диапазона, без зазрения совести отказываются везти иностранца по счетчику, показывают на пальцах сумму, многократно превышающую стоимость проезда для местных.

Китайцы, потом и кровью пробившие себе дорогу в средний класс, не утратили тягу к автомобилям с налетом псевдоэлитарности, по этой причине все легковушки, чуть приподнявшиеся над средним ценовым диапазоном, имеют премиальную приставку “L” означающую чуть удлиненную колесную базу и увеличенное место для ног для пассажиров заднего ряда. Совершенно не обязательно, чтобы такой автомобиль использовался в представительских целях и сзади вообще кто-то сидел, просто так нужно по местным понятиям.

Еда.

Китайская кухня является всемирно известным брендом и весьма распространена как в Европе, так и на североамериканском континенте, но, как всегда, любая кулинария, вынесенная за пределы терруара (локальной местности), китайская необратимо преображается на чужбине. В любом случае, российская (московская) вариация китайской кухни бесконечно далека от своих корней.

Китайская еда.

Структура китайской кулинарии обусловлена несколькими техническими аспектами, формирующими методику подачи блюд. Поглощение разносолов происходит за круглым столом, вмещающем от шести-семи до пятнадцати человек, посередине которого распложен вращающийся диск, на котором последовательно располагаются все блюда. Примечательно, что в ресторане на стол дают одно меню, так как на весь стол заказывает и платит один человек. В связи с тем, что все блюда общие для всех гостей, а из приборов используются только китайские палочки, все блюда предусмотрительно порезаны на куски на один укус.

После посещения достаточного количества мест общественного питания, можно сказать, что вся еда имеет какой-либо строгий вкус, и их можно перечислить в порядке убывания по популярности: острый, очень острый, безвкусный, соево-уксусный и кисло-сладкий. Проблемы с пищеварением маловероятны, хотя, если организм не любит острую пищу, возможность остаться голодным достаточно велика.

В качестве исходных материалов выступают достаточно традиционные для европейца продукты, однако зачастую они имеют неприемлемую для цивилизованного человека подачу, так вареную курицу подают вместе с головой и лапками. Красотой подача так же не отличается, нарезанные кусочки в большом количестве соуса, что-то наподобие гуляша, или же сухое мясо, а соус отдельно. Таким образом, например, подаётся утка «по-пекински», являющаяся единственным приемлемым для европейца блюдом. Традиционно, сильно зажаренную в масле утку, нарезают так, чтобы на каждом кусочке осталась золотистая кожа, и подают вместе со слабосоленым огурцом, сельдереем и сладким густым уксусным соусом. Все перечисленное заворачивается гостями в небольшие тонкие рисовые лепешки и за пару укусов поглощается при помощи рук или палочек.

Рис подаётся только в конце трапезы и называется «мужская еда», и все, кто умудрился не наесться в основными блюдами может наконец удовлетворить свой зверский аппетит. Самые страшные китайские блюда …….. овощные. Несчастные плоды и корнеплоды либо развариваются в кашу, образуя что-то вроде заливного или холодца, или же варятся в соевом соусе с уксусом. Привычные для европейца салаты или гарниры отсутствуют как класс, чем удивительным образом причиняю чувствительный дискомфорт.

Китайцы редко употребляют какой-либо алкоголь, но если до этого доходит дело, то обычно напиваются до беспамятства. Существует традиция, согласно которой в восемь часов вечера все должны быть дома, а пол-девятого уже спать. Поэтому ночная жизнь имеет весьма ограниченный характер, более затрагивающей элитарные слои населения. Любые общественные места резко наполняются по окончанию рабочего дня, который наступает в четыре-пять часов, и моментально пустеют в восемь.

Уличная еда.

Значительную часть времени каждый порядочный китаец проводит на улице и вследствие этого у него появляется непреодолимое желание что-то съесть. Поглощение происходит на (в дословном переводе) «улицах еды», представляющих собой иногда пару ларьков, а иногда и полноценную ярмарку китайских деликатесов. Помимо безобидных морепродуктов, типа осьминогов, гребешков и даже устриц, встречаются тараканы, скорпионы, морские звезды и даже крошечные морские коньки. Все это безжалостно зажаривается в старом растительном масле на тонких деревянных палочках и тут же выставляется на продажу, обретая дополнительный аромат выхлопных газов. Аборигены поглощают этот вид пищи с большим удовольствием, но тухло-пряный запах отталкивает любого, обладающего работоспособной органолептической системой.





Японская еда.

Близость к враждебной культуре обуславливает присутствие японских ресторанов типа «тяпанаки». Посетители, если их набирается от пяти человек, усаживаются в небольшую комнату, большую часть которой занимает стол из нержавеющей стали, подогреваемый снизу газовой горелкой. За стол встаёт знающий повар и умелыми движениями начинает по очереди зажаривать заказанные продукты, в основном представленными высококачественной говядиной и морепродуктами.

Замороженное мясо сначала жарится одним куском, потом разрезается на пять-шесть полосок и потом уже на порционные куски на укус. Морепродукты обычно уже попадают в руки повара порционно, как например гребешки или устрицы, или порезанными - как осьминог. Процесс приготовления происходит на смеси сливочного и растительного масла, зачастую слегка поджаренное блюдо заливается небольшим количеством воды и плотно закрывается металлической крышкой в виде полусферы, для того чтобы продукт немного потушился. Из приправ используются только соль и перец, изредка чеснок, так что блюда максимально имеют вкус исходного продукта.

Блюда также обычно готовятся на всех за столом сразу, и съедаются в течение минуты после готовности, так как повар сам раскладывает приготовленные блюда по тарелкам гостей. Ощущение свежести приготовленной еды, подкреплённое визуальным восприятием мастерских приемов повара, создаёт прекрасный дует, позволяющий неожиданно для себя полюбить японскую кулинарию.



Европейская еда.

Европейская или, как её ещё называют, «западная» еда в Китае отвратительна, и больше чем на пятьдесят процентов состоит из китайского салата и низкокачественного майонеза.
Китайцы не прочь посетить заведения с этим суррогатом в меню и часто заказывают пиццу или салаты, чаще всего это парочки или выпивающие кампании.

Алкоголь.

Употребление горячительных напитков в Китае имеет неказистый оттенок. Вещества, значащиеся в барах под распространенными марками, являются низкокачественным продуктом или просто подделкой и продаются по сравнительно низкой цене.
Местная ликеро-водочная промышленность рождает жидкости в часто непрозрачных тарах, имеющих настолько резкий вкус и запах, что употребление хоть сколько-нибудь значительного объема продукта вызывает трудности даже у самых закаленных людей. Положительно на общем фоне выделяется пивоваренная фабрика, основанная немецкими выходцами более ста лет назад и продолжающая в двадцать первом веке выпускать отличное бутылочное и разливное пиво.

Архитектура.

Все постройки на территории поднебесной можно легко отнести трем эпохам: императорской, убого-коммунистической и современной.Архитектура, возведённая до прихода коммунистов, представляет собой однотипные деревянные прямоугольные пагоды с каменным основанием с преимущественно красными стенами и выгнутой черепичной крышей. Эти постройки не отличаются высотой и обычно имеют один-два этажа и совершенно однотипные декоративные элементы в сине-зеленых тонах.



Семидесятые-восьмидесятые породили конструктивные равноправные сероватые сооружения, подозрительно напоминающие знакомые всем россиянам «хрущобы». Более ранние порождения социализма практически не сохранились, уступив свое место щекочущим небо небоскребам.Любая международная компания обязана иметь бизнес площади в китайских деловых кварталах, обличенных в разновысокие глянцевые строения. Высотки варьируются по величине и форме, но с легкостью удовлетворяют современным видениям и стандартам новоскрёбостроения.

Пестрота кварталов взывает смешанные чувства - не случайно отсутствие единства городской застройки часто называют «Шанхаем», где бездумная смесь плохо сочетаемых элементов дает весьма сомнительный результат.



Культура поведения.

Опрятность и честолюбие никогда не были сильными сторонами китайской нации, где оказалось легче вывести человека в открытый космос, чем приучить людей к использованию урн в общественных местах. Использование палочек в качестве инструментов для поглощения еды так же не добавляет аккуратности - после каждого посетителя стол буквально забомбардирован кусками пищи, которая, так и не завершив путешествия в оголодавшую пасть, была неловко выпущена из сжимающих её предметов. В каждом традиционном China town в каждом квартале обязательно должны возвышаться горки мусора, лежащие прямо на дороге, составленные из картона, капусты и отработанного пластика, несмотря на большое количество уборщиков на велосипедах, количество описанных ранее ароматических курганчиков не сокращается.



Язык.

Возможно, читатель уже знает, что китайский, так же как и корейский и японский языки, при письме превращаются в иероглифы. Это подразумевает блочное словообразование, где более сложные слова составляются из базовых иероглифов. В связи с этим длинные названия, которые китайцы дают всем магазинам и кафе, которые читаются, например, как «коготь дракона мир жемчужина ресторан» совершенно укладываются в местный склад мышления.



Произношение англоязычных названий происходит со значительным изменением, так, например, отель Shiraton (Ширатон) превращается в малоразличимый «Селатон», что связано как с отсутствием многих звуков в языке аборигенов, так и с неспособностью китайцев произнести подавляющее количество сочетаний латинских букв.Количество людей знающих английский на каком-либо уровне не может быть выражено в статистической оценке ввиду своей ничтожной численности, встреча с любым азиатским товарищем, с которым возможна любая форма контакта с использованием фонетики английского языка, вызывает неподдельную радость у каждого иностранца.

Труд и культура производства.

Китайцы просто работают, производя на сегодняшний момент львиную долю всего мирового объёма товаров. Трудолюбие позволяет добиться потрясающих объёмов выпускаемой продукции, имеющей ряд отличительных черт. Качество товара или материалов совершенно неважно для среднестатистического китайца - так он не видит разницы между гладкой красивой нержавеющей трубой и полностью корродированной железякой. Если по обеим течёт вода, это означает, что каждая из них выполняет свою работу, и соответственно они совершенно одинаковы с точки зрения любого китайца.

Такая самоорганизация породила эпоху низкокачественного ширпотреба, льющегося на нас из поднебесной. Одному этот поток позволяет хлебнуть хоть малую часть радостей жизни, а другому только подмачивает ботинки и настроение.



Эпилог. Путь народа.

По мере своего существования каждый человек старается прибиться к другим, обладающим в чем-то схожими взглядами, интересами или привычками, чтобы комфортно существовать в дружелюбной для себя среде.

Вряд ли возможно дать точное описание «Широкой Русской Души», хотя для каждого столкнувшегося с этим явлением не требуется точное определение. Наиболее важные аспекты этого понятия, по моему мнению, заключаются в невероятной образности мышления и особенном чувстве юмора.

Европейское сознание, сформированное в течение двух столетий, все более отдалятся от алогичного русского мышления и нестабильного российского мировоззрения. Существует мнение, что русский народ должен искать родства с азиатскими народами, в частности с китайцами, также долгое время проживших в социалистических условиях. Однако образ мысли, ценности и уклад жизни народа поднебесной полностью противоположны русским устоям:
Лентяй Ванька-дурак - классический антипод трудолюбивого китайского работника.
Умеренная тяга китайцев к алкоголю и веселью не вяжется с русским застольем и понятием «пир горой».
Ограниченность мышления и любовь к копированию достижений других народов противостоит русской смекалке и находчивости.

Вопрос «Стоит ли русскому народу смотреть на восток в попытках найти родственную душу?» до сих пор открыт, хотя поиск наций близких к нам по мышлению и духу всё более напоминает поход за «тем, чего не может быть».




Еще немного фото здесь

Latest Month

Октябрь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner