?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Игарка. Наши дни.

Эпиграф. Не кидайте монет в пруд зоны строго режима.

Глубокий вдох.

Нет ничего более страшного, чем неизвестность, а мне как раз все было знакомо. Сильный ветер и лютые морозы, как и любой другой непрерывный внешний фактор, не производят сильного впечатления со второго раза. Приезжая в уже знакомые тебе места, всегда значительно меньше переживаешь о грядущих проблемах, ты знаешь их суть и способы их решения на известной тебе местности.
В настоящий момент развития цивилизации беспилотными остаются только ракеты массового поражения, а всеми остальными машинами и приспособления управляют частично разумные двуногие существа. Не стоит забывать, что крайний север в связи с непреодолимо сложной логистикой подразумевает крайне бережное отношение ко всем объектам жизнеобеспечения транспорта и строительства.
Далеко не случайно все центры развития цивилизации на планете находились в зонах с наиболее благоприятным климатом, в те времена на земном шаре еще не было так тесно и можно было выбрать себе любой подходящий уголок. Чем сильнее развиваются потребности человека, тем дальше он забирается в районы совершенно неприспособленные для жизни нормального индивидуума. Всегда интересно подсматривать из-за угла или вглядываться через замочную скважину, оттого и крайне любопытно проникнуть в судьбы людей по разным обстоятельствам, оказавшихся в условиях полярного севера.
Примечание. Реплики персонажей не являются дословным цитированием, они лишь отражают стилистику и смысловую нагрузку слов, услышанных автором данного очерка. Нецензурная брань частично заменена на отражаемую эмоцию или подразумеваемый в контексте предмет. Выражения, услышанные в течение месяца от одного человека, перекомпонованы в непрерывный текст. В задачу автора входит передача эмоционального настроя и фонетического своеобразия, для этого в непривычных для читателя словах ударные гласные обозначены большОй буквой.

Вождь всех времени и народов.
Примечание: Аэропорт города Игарка, где базировался объект моей бурной деятельности и продолжительных страданий, располагается на острове, по форме напоминающий правильной формы огурец. Можно предположить, что выбор начальников пал на это место неслучайно, скорее, для обеспечения безопасности в условиях шаговой доступности сталинских заключенных. Возможно, именно по этой причине моста от города до аэропорта до сих пор не существует и меня, проживающего в городской гостинице по ценам близким к лазурному побережью, отделяет от моего места работы небольшая протока, отличающаяся неприлично обрывистыми берегами. Остается только догадываться, как осуществляется транспорт пассажиров в летнее время года, однако же, зимнюю переправу через эту водную преграду мне удалось пережить не один десяток раз.
Примечание: Автопарк Игарки без сомнения можно назвать одним из самых микроскопических из всех городов мира. Каждую машину все жители без сомнения знают «в лицо», всего их силы пару десятков на население в три-четыре тысячи человек. Автобусов целых два, хотя число маршрутов неясным образом переваливает через пять. Первые несколько дней, еще не войдя в родственные отношения с заказчиком, приходится ездить на работу на этом желтом железном воспоминании о советской эпохе.
Очевидно, что автобус производства семидесятых годов на лысой, как затылок депутата, резине просто заехать на обрывистые берега протоки не может и пытается преодолеть этот непреступный рубеж на скорости. Спустившись на лед протоки по извилистому зимнику, при определенном воображении напоминающему серпантин, пытается набрать скорость насколько это позволяет сцепление с дорогой и изношенность техники. Как ни печально, максимальная скорость движения данного вида транспорта от силы превышает семьдесят километров в час, но и они, затаившись в виде кинетической энергии в теле автобуса, с бушующим ревом толкают четырехколесную развалину к вершине от отвесного берега. Мне ни разу не доводилось застать, чтобы этот трюк, достойный запечатления в блокбастере вышел бы с первого раза. Каждый раз, когда автобус, потеряв скорость, начинает полировать снег и невыносимо сползать назад, публика, занимающая полный объем пассажирского отдела, уныло вздыхает и без особого энтузиазма готовится к новым попыткам.
Мне не довелось услышать ни одной реплики от водителя автобуса, трудящегося в своей каморке, отделенной от общего помещения непрозрачным стеклом, картоном и другими космическими материалами, хотя могу предположить, что мысли вертящиеся под развесистой шапкой-ушанкой пилота этого аппарата вряд ли далеки от моего отфильтрованного от брани варианта:
- Ну давай , давай , четвертая, тяни, тяни, вторая, опять эта коробка, ну еще немного , первая, ну втыкайся же, еще, еще, еще, ура, ура, ура!...

Николаич. Говорят, что Николач был ментом, ментом который очень крупно попался, что поэтому он уже несколько лет практически не выезжает с крайнего севера, опасаясь «мест не столь отдаленных». Зато доподлинно известно, что здесь он достаточно высокий начальник по местным меркам и редкая сволочь, с внешностью малообразованного проходимца с пышными усами.
- Так, труба тебе нужна говоришь на ладно, пиши список на бумажке, уже написал?, надо ее отправить в Красноярск, и нам тогда уже грузовым рейсом закинут.(прошло две с лишним недели) Александр Алексеевич, как же я не подал заявку на трубу, она же уже вот на складе вторую неделю лежит никому не нужная, как только щас с рейса сняли? Нет, давно лежит, говорю это наверно на складе напутали там, давно говорю труба была. (толи забыл он заявку подать толи намеренно хотел меня подольше задержать, потерял я из-за него добрую неделю).

Продавщица магазина. Постороннее для меня лицо женского пола за пятьдесят.
Примечание. Автор очерка, очень сильно замучившись прятать замерзшую колючую добычу под курткой, имел неосторожность войти в ее магазин, держа крупную стерлядь за хвост.
- Ей, ты это чего это так в открытую рыбу носишь? Хочешь, чтобы я позвонила кому надо? И оштрафуют тысяч на десять, у меня муж рыбак, может и на сто, кто его знает.

Владимир Иванович. Под шестьдесят, начальник чуть выше среднего с необычайным гонором, офисный служащий в Красноярске всю жизнь отработавший на севере и часто бывающий на объектах с проверками.
- Игарка это не Москва, Игарка это даже не Красноярск, ну как объяснить, ребята тут подшутить любят. А Енисей река глубокая. А к десятому все уже должно быть, ну а вы работайте-работайте, не ну а двенадцатого будет Богданчиков, я сам тоже буду еще до этого.
Комментарий автора: Богданчиков достаточно странная фигура даже на пестром небосклоне отечественного бизнеса, генеральный директор крупнейшей государственной нефтедобывающей компании, по словам каждого встречного, целиком и полностью принадлежащей незыблемому ВВП. Ни двенадцатого, ни даже двадцать четвертого ни того ни другого так и не было видно, а все уже было. А второго должен был прилететь сам ВВП.

Витя. Молодой парень, не больше двадцати пяти, с отдаленным запахом культуры большой земли, в Игарке только полтора года.
-Да у нас вечером ходить то некуда. «Дуэт» только и «Телепузики». «Телепузики» потому что там раньше детский клуб был, только никто туда не ходил, никому не надо было, а щас только туда безопасно ходить. Тихо там, и ты даже можешь сходить вечером. Я помню в «дуэте» пристройку сделали, площадка такая на улице, ни разу не выдел чтоб там столики стояли, зато п!»№;ться там очень удобно оказалось. Там и повода особого не надо, но некоторые умудряются сами напроситься. Помню, пришли двое, робы «Роснефти». Сидели сначала тихо, потом начали приставать к парням нашим,- Вы, мол сидите тут, жизни не видели, кто вообще такие?. Парни настолько о!»№ли от такой борзоты, что даже сразу бить не стали, ждали, может на попЯтную пойдут, так те только раздухорялись. Хорошо скорая работала в тот вечер, а то они бы в снегу и отп!»№ные и замерзли бы. Ну, они потом в ментовку через пару дней пошли, как очнулись, дело завели, все дела, я потом парням советовал, что говорить. Парни потом приходили к ним, в дверь стучались долго, откройте мол, давайте разберемся как мужики, те так и не открыли или их дома не было, щас уже никто не знает. Ну а потом уехали они вроде, затихло все. Ну так если бы узнали, что ты москвич - вся Игарка собралась бы п!»дить. Я то сам недавно тут, так бабка у меня сидела, из кулаков была, в Белоруссии жила, я и сам там вырос, а потом как-то здесь оказался. Тут вроде и ничего хоть и рыбаки каждое лето «тазики» ловят. А что «тазики» такое? Ну как же, денег должен, не отдаешь - ноги в тазик с цементом и в Енисей, потом только если рыбакам уже на крючок попадешься.

Рома. Человек неясного возраста национальности и вероисповедания. Рабочие руки и морщинистое лицо не выдает ничего кроме тяжелой судьбы за спиной.
- Я вот как-то сижу, думаю – надо куда-то записаться, у нас в городе тогда только ЛДПР было, я на него срать хотел, но пошел. Билет дали и записную книжку красивую, ничуть не жалею. А вот у нас все-таки разные живут, не только которые просто так при Иосифе сели. Вот у меня у бати сосед был, так он своего соседа топором зарубил, банальная бытовуха, он вообще буйный был тогда. Клуб тогда в совхозе был совсем недалеко от его дома, шумел народ, ему и не нравилось, так он бывало из двустволки народ разгонял, так ни в кого не попал, всегда бухой был. Так вышки там до сих пор стоят, где зона была, и паровозы, с ними же тоже х!»№я вышла. Когда в пятидесятых в Игарку ветку дотянули, они сюда и прикатили, только после Иосифа железку забросили, там же по топям она идет, мосты еб!»№лись, а паровозы остались. Приезжал тут недавно один, купить их хотел как раритет, несколько миллионов предлагал, один из них то и вытащили в город, всей Игаркой тянули, только это м!»№к не появлялся больше, и непонятно теперь кому и куда теперь засунуть эту ржавую железяку, я бы лично мэру, потому что пи!»р он, и я ему это в лицо говорил раз шесть. Вождя не хватает нам такого, Иосиф тогда за два дня любую проблему решал.

Ирония судьбы.
Витя. Мастер участка по электрике, два человека в подчинении. За тридцать пять с нередко встречающимся сочетанием бездарности, лени и умением создавать иллюзию рабочего процесса при полном отсутствии деятельности.
- Не я вообще рыбу приехал ловить, у меня там дома ничего поймаешь, а здЕся я понимаю рыбалка. Не я думал здесь вахта так, а меня тут лечат со всех сторон, не знаешь куда съ!»№ться. Вон Николаич идет, сейчас будешь нам свою технологию рассказывать, а потом экзамен будет, вас вон к этой тали привяжем и медленно так в гавно башкой опускать будем, пока ответите нам впопад, ну ладно пошел я, мне в столовой там надо.

Миша. Двадцать семь и крепкие сибирские корни. Высок, широк в плечах, и благодушен с нашедшими с ним общий язык. Невероятно картавит и молод лицом.
- Мне лично Нельма очень н'авится, ну «к’аснуха» конечно. А так если человек хо’оший, какая ‘азница откуда он и как. Эй, Москва, иди сюда!(на три тона ниже) сте’лядочка за пяцоточку, к’аснуха по т’и сотни, только тебе, как д’угу.
Примечание: «Краснухой» называется рыбы с красной икрой.
Примечание: Миша с первого же общения называл меня не иначе как «Москва» может от того, что я был от силы второй житель столицы, вошедший с ним в какой-либо контакт.

Леша. От двадцати пяти до тридцати уроженец местных краев.
- Я в экспедиции четыре года ходил, так им главное на приборе свою х!»ню поймать. Карты были военные еще, но черт на них разберешь что куда. Здесь же все есть и никель же недавно у нас тут нашли, норильский завод филиал наверно будет строить. В экспедиции вообще ничего было, особенно если бАлки теэнковские, так вообще зае!»сь. Техники тогда много было, никто тогда ее не считал, как таять начнет - так половина тракторов в болота по кабину уходили и ничем их оттуда уже не вытащишь, только если только начало засасывать парой если подцепить, тогда еще можно вытянуть. А сейчас уже не так все, а вообще геологи, интересно там у них. Они взрывчатку закапывают, взрывают, а потом на несколько километров снимают сейсмику, как волна идет, все это на компьютер записывают и в институт передают, а там уже смотрят, где газ или нефть может быть.
Я вообще с женой ничего так. Может повезло, не особо жалуюсь. Зае!»вает конечно тоже иногда, бывает охота с пацанами выпить, нажраться, она вешается сразу – давай я с тобой, так я ей – да куда тебе, пить все равно особо не будешь, не поймешь наших приколов пьяных. Все равно пошла помню в тот раз, время девять наверно, мы только в пьяном угаре, она голос подает важно так – я пошла, ну а я х!ле, - раз идешь, так иди. Ну и ушла. А тут девки какие-то проявились, вроде моего другана Васьки, ну так сидим просто с ними разговариваем. Ваще ни!»я, разговариваем просто. Возвращается она, типа,- какого х!я, ты тут делаешь с этими бл!»ми- и все в таком духе. Мне то неприятно, я так спокойно – ты чего, коза, меня перед пацанами позоришь, а она все не успокоиться никак, руками махать начала, ну и въе!»л я ей помню, один раз было, больше никогда.
Примечание. «бАлок», на привычный манер «блОк», это домик для вахтовых поселков, сделанный в размер грузового контейнера.

Саня и Серега. Два электрика, лучшие друзья не разлей вода, внешнее различие компенсируется полным духовным единением.
- Щас не так уже все, вот у меня «буран» да и у всех почти есть кому надо было. А раньше в гости сходить к родственникам, у многих еще родня за сто верст отсюда была. Так вот вышел и неделю две идешь, по лескам по тундре, от медведя уворачиваешься.
Примечание автора. «Буран» это советская интерпретация снегохода, отличающаяся от импортых аналогов слабым мотором, скудной управляемостью и использованием вместо привычных двух- одной широкой лыжи спереди.

Леха. До сорока, красная морда и один прищуренный глаз демонстрирует, что каждый трезвый день в его понимании прожит зря. Местный, слесарь.
- Б!»№ь, а ну его на!»й…..отх!»чивай эту х!»ню на!»й, …… чтоб его пре!»ло на!»й….
Комментарий автора. Ни одного цензурного словосочетания от этого представителя сильно пьющей братии услышать не удалось.

Златоглавая не моя.

Скрипя обивкой кожаного кресла, мало кто даже из служащих столичного офиса нефтедобывающей компании отчетливо представляют, какие люди живут в районах их неуемного недропользования. А это человеки не с большой буквы, а длинным шлейфом подневольного существования, матерной ругани и накопившихся страданий. Находясь на расстоянии вытянутой руки от автора приведенных монологов с их неожиданными проблемами и судьбами, моментально забываешь о своем собственном привычном укладе жизни в районах с развитой цивилизацией.

Коробка конфет.

Жонглируя судьбами, жизнь неравно разбрасывает души наших сородичей по поверхности голубого шарика, не стоит забывать о тех, кого она закинула дальше, чем тебя.

 

 

Comments

( 4 комментария — Оставить комментарий )
tirles
22 окт, 2010 12:21 (UTC)
Димка! Ура!
На одном дыхании прочитала, перед глазами сразу обра этой Игарки, Енисея и этих людей... Отлично написал, жду продолжения.
Ты там как сам справляешься? Напиши.
amidro
22 окт, 2010 12:39 (UTC)
это достаточно старые записки, лежавшие на полке почти год, сейчас нашлось желание дописать и вывесить
сам по себе особо ничего нового, справляюсь))
zhestaryoff
22 окт, 2010 13:58 (UTC)
Душан, многа букав, сразу не осилю
amidro
22 окт, 2010 19:10 (UTC)
ну ты с передышками, понемногу
( 4 комментария — Оставить комментарий )

Latest Month

Октябрь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner